helgenka: (Default)
                                             

                                                             Александр Твардовский


                         * * * 

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они - кто старше, кто моложе -
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, -
Речь не о том, но все же, все же, все же..


                      * * *

Вся суть в одном-единственном завете:
То, что скажу, до времени тая,
Я это знаю лучше всех на свете -
Живых и мертвых, - знаю только я.
Сказать то слово никому другому
Я никогда бы ни за что не мог,
Передоверить. Даже Льву Толстому -
Нельзя. Не скажет, пусть себе он бог.
А я лишь смертный. За свое в ответе,
Я об одном при жизни хлопочу:
О том, что знаю лучше всех на свете,
Сказать хочу. И так, как я хочу.

                    1958

                                                                              Ольга Берггольц

                      
Из блокнота сорок первого года

В бомбоубежище, в подвале,
нагие лампочки горят...
Быть может, нас сейчас завалит,
Кругом о бомбах говорят...
...Я никогда с такою силой,
как в эту осень, не жила.
Я никогда такой красивой,
такой влюбленной не была.

            Еще одно стихотворение Берггольц )
helgenka: (Default)
                  * * *

Я умерла и мне не до того,
Как Вы свои устроите делишки,
За что проголосует большинство,
Какие будут выдуманы книжки.
Мне среди вас и страшно и смешно-
Воители, ваятели, провидцы.
Сегодня в приоткрытое окно
Ко мне опять влетела молча птица.

                  * * *
Мы лжем себе и лжём другим.
От ежедневного обмана
Мы на сердцах своих храним
Незаживаемые раны.
И каждый, зная без прикрас ,
Что в сердце у него клубится,
Живет, не поднимая глаз,
И в зеркало взглянуть боится.
И злая вера в нас живет,
Что мы других не чем не хуже.
Привычной подлости налет
В душе соседа обнаружив.
Мы рады, мы спокойны, мы
Как дома в царстве нашей тьмы.
Но если в грязной свалке вдруг
Лицо мы честное увидим,
Какой мы чувствуем испуг
И как его мы ненавидим!
Скорей сломать живой укор,
Унизить, растоптать ногами,
Чтобы не чувствовать позор
Отступничества пред богами.
helgenka: (Default)
Кем полосынька твоя
Нынче выжнется?
Чернокосынька моя!
Чернокнижница!
Дни полночные твои,
Век твой таборный...
Все работнички твои
Разом забраны.
Где сподручники твои,
Те сподвижнички?
Белорученька моя,
Чернокнижница!
Не загладить тех могил
Слезой, славою.
Один заживо ходил —
Как удавленный.
Другой к стеночке пошел
Искать прибыли.
(И гордец же был-сокол!)
Разом выбыли.
Высоко твои братья!
Не докличешься!
Яснооконька моя,
Чернокнижница!
А из тучи-то (хвала —
Диво дивное!)
Соколиная стрела,
Голубиная...
Знать, в два перышка тебе
Пишут тамотка,
Знать, уж в скорости тебе
Выйдет грамотка:
— Будет крылышки трепать
О булыжники!
Чернокрылонька моя!
Чернокнижница!

29 декабря 1921


и еще одно )
helgenka: (Default)

За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.

Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.

Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,

Уведи меня в ночь, где течёт Енисей
И сосна до звезды достаёт,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьёт.

17-28 марта 1931, конец 1935


Еще одно стихотворение )
helgenka: (Default)
Жизнь - обман с чарующей тоскою,
Оттого так и сильна она,
Что своею грубою рукою
Роковые пишет письмена.

Я всегда, когда глаза закрою,
Говорю: "Лишь сердце потревожь,
Жизнь - обман, но и она порою
Украшает радостями ложь.

Обратись лицом к седому небу,
По луне гадая о судьбе,
Успокойся, смертный, и не требуй
Правды той, что не нужна тебе".

Хорошо в черемуховой вьюге
Думать так, что наша жизнь - стезя.
Пусть обманут легкие подруги,
Пусть изменят легкие друзья.

Пусть меня ласкают нежным словом,
Пусть острее бритвы злой язык, -
Я живу давно на все готовым,
Ко всему безжалостно привык.

Холодяд мне душу эти выси,
Нет тепла от звездного огня.
Те, кого любил я, отреклися,
Кем я жил - забыли про меня.

Но и все ж, теснимый и гонимый,
Я, смотря с улыбкой на зарю,
На земле, мне близкой и любимой,
Эту жизнь за все благодарю!
helgenka: (Default)
И вкусы и запросы мои - странны, -
Я экзотичен, мягко говоря:
Могу одновременно грызть стаканы -
И Шиллера читать без словаря.

Во мне два Я - два полюса планеты,
Два разных человека, два врага:
Когда один стремится на балеты -
Другой стремится прямо на бега.

Я лишнего и в мыслях не позволю,
Когда живу от первого лица, -
Но часто вырывается на волю
Второе Я в обличье подлеца.

И я боюсь, давлю в себе мерзавца, -
О, участь беспокойная моя! -
Боюсь ошибки: может оказаться,
Что я давлю не то второе Я.

Когда в душе я раскрываю гранки
На тех местах, где искренность сама, -
Тогда мне в долг дают официантки
И женщины ласкают задарма.

Но вот летят к чертям все идеалы,
Но вот я груб, я нетерпим и зол,
Но вот сижу и тупо ем бокалы,
Забрасывая Шиллера под стол.

...А суд идет, весь зал мне смотрит в спину.
Вы, прокурор, вы, гражданин судья,
Поверьте мне: не я разбил витрину,
А подлое мое второе Я.

И я прошу вас: строго не судите, -
Лишь дайте срок, но не давайте срок! -
Я буду посещать суды как зритель
И в тюрьмы заходить на огонек.

Я больше не намерен бить витрины
И лица граждан - так и запиши!
Я воссоединю две половины
Моей больной раздвоенной души!

Искореню, похороню, зарою, -
Очищусь, ничего не скрою я!
Мне чуждо это ё мое второе, -
Нет, это не мое второе Я.
helgenka: (Default)
 
Сергей Есенин

Все живое особой метой
Отмечается с ранних пор.
Если не был бы я поэтом,
То, наверно, был мошенник и вор.

Худощавый и низкорослый,
Средь мальчишек всегда герой,
Часто, часто с разбитым носом
Приходил я к себе домой.

И навстречу испуганной маме
Я цедил сквозь кровавый рот:
«Ничего! Я споткнулся о камень,
Это к завтраму все заживет».

И теперь вот, когда простыла
Этих дней кипятковая вязь,
Беспокойная, дерзкая сила
На поэмы мои пролилась.

Золотая, словесная груда,
И над каждой строкой без конца
Отражается прежняя удаль
Забияки и сорванца.

Как тогда, я отважный и гордый,
Только новью мой брызжет шаг...
Если раньше мне били в морду,
То теперь вся в крови душа.

И уже говорю я не маме,
А в чужой и хохочущий сброд:
«Ничего! Я споткнулся о камень,
Это к завтраму все заживет».

                1922 г.

и стих Юнны Мориц )
helgenka: (Default)
Захотелось вот обратиться к стихам Зинаиды Гиппиус. Немного грустные, ну, не всегда же веселиться.

     За что?

Качаются на луне
Пальмовые перья.
Жить хорошо ли мне,
Как живу теперь я?

Ниткой золотой светляки
Пролетают, мигая.
Как чаша, полна тоски
Душа - до самого края.

Морские дали - поля
Бледно-серебряных лилий...
Родная моя земля,
За что тебя погубили?

             1936

          Сложности

К простоте возвращаться - зачем?
Зачем - я знаю, положим.
Но дано возвращаться не всем.
Такие, как я, не можем.

Сквозь колючий кустарник иду,
Он цепок, мне не пробиться...
Но пускай упаду,
До второй простоты не дойду,
Назад - нельзя возвратиться.


          Еще несколько стихотворений )
helgenka: (Default)
          
              ДОЖДЬ

Потемнели срубы от воды,
В колеях пузырятся потоки.
Затянув кисейкою сады,
Дробно пляшет дождик одинокий,
Вымокла рябинка за окном,
Ягоды блестят в листве, как бусы.
По колоде, спящей кверху дном,
Прыгает в канавке мальчик русый.
Изумрудной рощи и сады.
В пепле неба голубь мчится к вышке.
Куры на крыльце, поджав хвосты,
Не спускают сонных глаз с задвижки.
Свежий дождь, побудь, побудь у нас!
Сей свое серебряное семя...
За ворота выбегу сейчас
И тебе подставлю лоб и темя.

А этот стих очень улыбнул:)))

      Еще два стихотворения )
helgenka: (Default)
О, господи! Все женщины мечтают,
Чтоб их любили так, как ты меня.
Об этом в книгах девочки читают,
Старухи плачут, греясь у огня.
И мать семьи, живущая как надо,
В надёжном доме, где спокойный свет,
Вздохнёт, следя, как меркнут туч армады:
И всё как надо, а чего-то нет.
Есть равновесье, складность, но всечасно
Никто минут, кромсая дни, не ждёт.
Никто тебя за счастье, за несчастье,
Как бред, как наважденье, не клянет.
Не довелось: вздохнёт, а тучи тают,
Горит закат на самой кромке дня:
О, господи! Все женщины мечтают,
Чтоб их любили так, как ты меня-
Неотвратимо, с яростью, с бедою,
С желаньем мстить, как первому врагу.
Должно быть, я любви такой не стою,
Коль броситься ей в ноги не могу
helgenka: (Default)
Снова я повторяю свой фокус давний: выбежать в этот «город-меня-согрей». Только и он устал и смыкает ставни, жмурится в свете уличных фонарей. Впрочем, и так сойдет, мне не надо света, мне все равно привычней в ночной горсти. Возраст на мысли вслух - объявляет вето, время снижает цены на все «прости». Как-то теперь все горше, больней и жальче... В чертовом лабиринте ушедших дат даже не помню, был ли бумажный мальчик, помню, шутил «Бумажный, а все ж солдат» Быль приоделась пылью и нынче – небыль. В этом промозглом вымокшем ноябре мой самолет не взрезал ночное небо в час, когда твой ушел в одиночный рейд. Мы проиграли в нашей игре без правил: школьный альбом поджечь и закрыть тетрадь. Авгий сбежал, в конюшне меня оставил, только не научил меня убирать. Это твоей судьбы повернулось дышло, «скорая» к телу мчит под сирены вой.
Знаешь, меня там не было, так уж вышло...
Знаешь, я буду думать, что ты живой.


Взято из ее журнала  girl-robber.livejournal.com/136653.html
girl-robber.livejournal.com/132780.html

Бредешь по песчаному пляжу, случайный подкидыш
своей неслучайной страны, а вокруг суета,
и слышишь диковинных птиц неразборчивый идиш,
и видишь, как будто бы в рамке большого холста :

слегка обнажая верхи золотых колоколен,
на кронах редеют замедленно листьев ряды,
но воздух по-летнему душен, и горек, и болен
от первого раннего света до первой звезды.

И солнце вздымается паром в небесном кадиле,
спасения нам не суля - хоть совсем не дыши:
мы в этой горячей земле уже так наследили,
что, кажется, негде упасть и огрызку души.

А где-то, часах в четырех, по воздушному трапу
неслышно спустилась зима в сапогах и пальто,
задумчивой осени сходу давая на лапу
и щедрой рукой наливая бездомным по сто,

от Горького парка пешком до Бульвара Шевченки
прошла и расставила белый холодный конвой,
и Минск, как ребенок, к груди поджимая коленки,
укрыл одеялом пороши себя с головой.
helgenka: (Default)
Косточкой вишневой -
В мякоти заката...
Все, что стоит жизни, -
Очень облакато.

x x x

Походил со мной на базары,
Постирал со мною пеленки,
Потаскал со мной чемоданы
И растаял как дым во мраке.
И сказал он: - ты мне не пара,
Ты со мною одной силенки.
На тебе заживают раны -
Как на собаке.

Я сто лет его не видала.
Я сто лет прожила с другими,
Я забыла глаза и голос,
И улыбок его косяки.
Я и дня по нем не страдала!
Ни товарищи, не враги мы,
Но лицо мое раскололось
От ярости на куски.

Возвратился ко мне он старый,
Возвратился уже не звонкий,
Возвратился уже не пьяный
От надежд - не горящий факел.
И сказал: - я тебе не пара.
Не имею твоей силенки.
Не на мне заживают раны -
Как на собаке.

Я сто лет его не видала.
Я сто лет прожила с другими.
Я забыла глаза и голос,
И улыбок его косяки.
Я и дня по нем не страдала!
Ни товарищи, не враги мы,
Но лицо мое раскололось
От радости на куски.

Еще пару строчек... )
helgenka: (Default)
  Люблю Есенина, но не того сладкозвучного, которого мы учили в школе: "Шаганэ" и прочее, а сомневающегося и мятущегося, неверящего и сложного... Вот такого, как в этих стихах. 

                   * * * 
Не ругайтесь. Такое дело!
Не торговец я на слова.
Запрокинулась и отяжелела
Золотая моя голова.
Нет любви ни к деревне, ни к городу,
Как же смог я ее донести?
Брошу все. Отпущу себе бороду
И бродягой пойду по Руси.
Позабуду поэмы и книги,
Перекину за плечи суму,
Оттого что в полях забулдыге
Ветер больше поет, чем кому.
Провоняю я редькой и луком
И, тревожа вечернюю гладь,
Буду громко сморкаться в руку
И во всем дурака валять.
И не нужно мне лучшей удачи,
Лишь забыться и слушать пургу,
Оттого что без этих чудачеств
Я прожить на земле не могу.

(1922г.)
                   
Еще одно стихотворение )
helgenka: (Default)
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все - как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе...
- Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто - слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность -
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
- Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.
helgenka: (Default)
 

                                                                                                        * * *
Горячее оцепененье листа и твари. День пАрит травы исцеленья в медовом взваре. Но я не пью хмельного зелья единым махом, цежу и горечь, и веселье, как налил знахарь. И в хиромантии зеленой не зная толка, гляжу в резную зелень клена, гляжу - и только. Протянута звезда резная, ладонь литая. Я не гадаю - что я знаю? Я не гадаю. Я глажу чудо, совершенство, прожилки, ткани, и разделяю с ним блаженство существованья.

                    * * *
Грешна: я не люблю Счастливых,
Не чту их козырную масть.
Я знаю – в них, как в Спелых сливах,
Легко и резко горкнет Сласть.
А счастья – нет. Есть путь Неспешный,
Есть ощущенье торжества,
Когда чужой тоске кромешной
Найдешь утешные слова.

… Так в двадцать лет мне Пела спесь
В жестоком юном скептицизме…
Теперь я знаю: счастье есть,
И только не хватает жизни.

              * * *
Мне не больно. Совсем.
Нисколько!
Не из гордости. В самом деле.
Говорят, что вот так иголка
Незаметно блуждает в теле.
Раз попав в него, может долго
По сосудам ходить, по тканям.
Может спрятаться вглубь иголка.
И тогда словно в воду канет.
Может так продолжаться годы...
Чтоб однажды на вольной воле
человек без причины, сходу
Повалилсяот смертной боли.

helgenka: (Default)

Пейзаж ее лица, исполненный так живо
Вибрацией весны влюбленных душ и тел,
Я для грядущего запечатлеть хотел:
Она была восторженно красива.

Живой душистый шелк кос лунного отлива
Художник передать бумаге не сумел.
И только взор ее, мерцавший так тоскливо,
С удвоенной тоской, казалось, заблестел.

И странно: сделалось мне больно при портрете,
Как больно не было давно уже, давно.
И мне почудился в унылом кабинете

Печальный взор ее, направленный в окно.
Велик укор его, и ряд тысячелетий
Душе моей в тоске скитаться суждено.
Август 1908
helgenka: (Default)
Как-то не выходят из головы со вчерашнего дня стихи Ирины Снеговой. Она была поэтессой советского времени,  но не писала железобетонных стихов, как Рождественский и не старалась подладиться в творчестве, как Евтушенко. Она просто жила своей поэзией. Так мне это видится. У нее есть стихи-рассуждения, стихи о любви, позитивные стихи; много, много разных тем - все, что может волновать просто человека и просто поэта...  Об Ирине Снеговой говорят ее стихи, судите сами.
               
                   * * *
Похрустывают косточки минут
Под сапогами бешеного дня.
Потрескивают. Будто хворост мнут
В печи, за створкой, щупальца огня.

Позвякивают. Мимо. Как дожди.
Посвистывают. Как песок из рук.
Покалывают. Мелко. Как в груди...
Но день велик. И в нем есть главный звук.

И если жить, так надо жить, как Крез.
Не меряно. Наотмашь. Не в обрез.

Так и живем... Но вдруг ожжет как кнут;
Похрустывают косточки минут.

                      * * *
Не надо приходить на пепелища,
Не нужно ездить в прошлое, как я,
Искать в пустой золе, как кошки ищут,
Напрасный след сгоревшего жилья.

Не надобно желать свиданий с теми,
Кого любили мы давным-давно,
Живое ощущение потери
Из этих встреч нам вынести дано.

Их час прошел. Они уже подобны
Волшебнику, утратившему власть,
Их проклинать смешно и неудобно,
Бессмысленно им вслед поклоны класть…

Не нужно приходить на пепелища
И так стоять, как я теперь стою.
Над пустырем холодный ветер свищет
И пыль метет на голову мою.

                                * * *
Читать стихи )

 

helgenka: (Default)
Сотворение мира

Ирина Анатольевна Снегова

Не спите поздно. Подымайтесь сразу.
С трамваем первым.
С первой птичьей фразой.
Вставайте раньше. Пейте кофе крепкий.
Займитесь вместе с солнцем кладкой , лепкой.
Формовкой, краской -сотворением мира.
Вставайте раньше. Душно или сыро,
Мороз иль жар-вставайте. Дела много!
Работайте. Восторженно и строго.
День напролет. Весь день.
Он так не вечен.
Работайте. Друзьям оставьте вечер.
Оставьте вечер звездный и метельный
Чему хотите - скуке иль веселью...
Но если день был трудным , и сомненья
Швыряли вас, как мячик по арене,
И неудачи сыпались злорадно,
Мелькая, точно в киноленте кадры,
И вечер не приносит перемены,-
Ложитесь спать. Пораньше непременно.
Ложитесь спать. Хотите книгу ?
Ладно.
Чужая жизнь ?
Вот ведь и в ней нескладно.
Ложитесь. Обойдется.
В самом деле.
Я попрошу, чтоб рядом не шумели.
У двери постою. Вот здесь. За нею.
Ш-ш! Полно. Спите.
Утро мудренее.

Вставайте раньше.
Сразу подымайтесь.
За сотворенье мира принимайтесь!

                       1962 г.
helgenka: (Default)
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Profile

helgenka: (Default)
helgenka

August 2011

S M T W T F S
 123456
7 89 1011 1213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:36 am
Powered by Dreamwidth Studios